БУДДИЗМ И НОВОЕ ВРЕМЯ

Часто можно услышать упрек, адресованный приверженцам буддизма, который заключается в том, что Будда никогда не говорил о Боге. Но, во-первых, когда Будда пришел в мир, на его родине уже была концепция о Брахмане, который при развертке разделяет себя натрое: Брахму – создателя, Вишну – хранителя и Шиву – разрушителя. Буддисты трансформировали для себя эту концепцию в принцип трех тел Будды: Дхармакаи (Ваджракаи), Самбхогакаи и Нирманакаи. Во-вторых, и это самое главное, Будда учил о самадхи – особом состоянии, в котором мы способны достичь сопричастности с Высшим.

Что есть та бесформенная жизнь, которая пронизывает все формы? Как мы можем войти в нее полностью, вне пространства и времени, вне имен и описаний?

«Я открыл это безбрежное знание, но если я обнародую эти учения, никто не сможет понять их ни вербально, ни символически», – осознал Будда. Это было главной проблемой: Сверхреальность (Шуньята) – реальность Дхармакаи – не имеет ни характеристик, ни сущности, и он не мог указать на нее, как на пребывающую где-то. У нее нет местоположения, и все же Шуньята есть всякая часть всего, но сама не основывается ни на чем. Сверхреальность не может быть ни описана, ни объяснена. Ее нельзя пережить ни физически с помощью органов чувств, ни концептуально посредством мыслей и образов. Даже интуиция не в состоянии ее объяснить.

В той или иной степени об этом сообщают нам и все остальные религии. К примеру, разве изречение Будды не напоминает нам рассуждение о том самом «невидимом Боге», о котором говорил апостол Павел?

Кроме того, нельзя не упомянуть о том, какие гигантские проблемы вызывает даже у современных переводчиков и востоковедов основополагающее буддистское понятие Шуньята. Крайне ошибочно переводить его на русский язык словом «пустота». Хотя бы потому, что еще XI в. Марпа Лоцава (Марпа Переводчик) заявлял: «Невежественные верят, что пустота – это ничто». Достаточно перевести этот термин правильно: Абсолютность – и все сразу же встанет на свои места.

Следовательно, современный буддизм должен быть направлен на утверждение того, что одного знания недостаточно. Знание ведет человека к Просветлению, но чтобы достичь окончательного и полного Освобождения, человеку следует обрести мастерство. Ничто и никто – никакая книга и никакой учитель не в силах объяснить нам сущность непознанного, ибо оно не познается посредством логики. Но оттолкнувшись от знания, мы обретаем умение – определенное свойство, способное привести на иной уровень мировосприятия. То, о чем идет речь, находится вне досягаемости всякого эмпирического опыта. Огонь, ведущий на Небеса, расположен не в разуме, а в сверхсознании человека.

Что это за свойство? Нам, европейцам, оно известно не хуже, чем сторонникам восточных метафизических теорий. Речь идет о синергии, хорошо знакомом понятии для любого христианина. Именно здесь на стыке христианства, индуизма и буддизма, на выявлении их общей наиглавнейшей сути нам следует искать ответ на поставленный вопрос.

Будда